Звоните по телефону: +7 (988) 594-48-13     OnLine: WhatsApp / Viber / Telegram - Александр Немчанинов
/О нас
О нас

Мы компания с большим опытом строительства именно бань с 1998 года. Мы возвели много разных по размеру, по технологии и по ценам бань. Но сегодня мы хотим представить одну единственную модель. Это лучшее что мы создали, и по размеру, по эргономике, по технологии, и ЦЕНЕ. Это Баня для парения – Баня «Баничев». Почему «Баничев», потому что самого главного нашего идеолога, профессионала и эксперта звать Игорь Ганичев. Вот и баня Ганичева превратилась в Баничев )).

Проект проходил испытания с 2017 и показал себя только с отличной стороны. Мы всё продумали и оптимизировали. Всё возведено в степень Банического принципа «рациональной достаточности». Мы сделали всё, что бы вы и ваша семья правильно и благостно парились, а не получали месяцами мучительный опыт строительства бани.

Обратившись к нам вы получите на 100% рабочую полноценную и всесезонную баню. И примерно через месяц со времени заказа, сможете звать друзей на новоселье в вашу идеальную баню – в ваш центр отдыха, очищения и блаженства.

На самом деле мы не строительная компания – мы строительная коммуна Баничев. У нас нет ни какого производственного плана. У нас нет генерального директора и всего того, что вы привыкли видеть в организациях, которые хотят захватить мир. Нас всего 12 человек, которые ловят кайф от того что делают самую классную и надёжную одну единственную баню Баничев. Мы не хотим ни кого удивлять ассортиментом, потому что в бане важно только парение и отдых. Мы все стараемся для вас, но важнее что бы не подвести друг друга. Может из-за всех этих обстоятельств наша баня быстро набрала фанатов и покупателей.

– “С 1999 года я занимаюсь проектированием и строительством бань. Я строил разные бани. Это были дорогие и очень дорогие, большие и не очень. Я из разных материалов и по разным технологиям – срубы, брусовые, каменные и конечно каркасные. Накопленный опыт помог мне создать одну идеальную баню – баню Баничев. Баню, которая бы удовлетворила самого взыскательного парильщика. Ведь нет плохих технологий, есть разное назначение. Моя баня для парения и релакса после парения.
Здесь не справляют корпоратив и не моются после длительной и грязной работы. Здесь парятся, занимаются оздоровительными практиками, ухаживают друг за другом и продлевают жизнь. Поэтому устройство её уникально и сложенно оно из большого опыта и множества экспериментов.  Мы очень старались для здоровья вас и вашей души. Делитесь теплом с близкими.”

Банный эксперт Игорь Ганичев.

Игорь Ганичев: «Делаю баню для парения – от слова «парить», то есть «летать»

С теплом из детства

А с чего всё началось?

— Семилетним мальчишкой меня на все лето отправляли в деревню к бабушке в Горьковский район. Деревня была маленькой, 50 дворов, моих сверстников там просто не было, и я был предоставлен сам себе. Бродил по лесу, за копеечку пас гусей, а когда стукнуло лет 10 — и коров. Утром встал, молока из-под коровы попил, хлеба кусок схватил — и вперед.

Каждые выходные меня водили в баню. Она была одна на несколько семей: отдельные строить было дорого. Баня находилась «на задах» дома соседей. У каждой семьи было своё время посещения — персональный банный день. Ходили все по очереди: сначала мужики, потом женщины, меня водили последним. Баня была убогая, но комфорт в ней был сумасшедший. Строили её украинцы: в землю вбивали ивовые столбы, их оплетали прутьями, на стену накидывали глину, на крышу, укладывали березовые жерди с листами коры, а сверху засыпали землёй. На земляной пол бросали доски, вместо полока — часть старой телеги, в углу — кучка кирпичей, на которых разводили костёр. Большой казан для горячей воды, фляга для холодной — всё, баня готова!

Пол в бане был скользкий, а на полоке было хорошо. Сено после влаги было не колючим и очень вкусно пахло. Дым выходил через дверь, тут же у двери пристраивали так называемый плетённый предбанник, на пол бросали несколько охапок сена: здесь можно было переодеться. В бане было темно, освещалась она лампадкой. Запах масла мне не нравился, и я просил устанавливать лампаду с внешней стороны окна. Потом так стали поступать и взрослые. Каждый раз после бани они вспоминали об этом «новаторстве», чему я был несказанно рад.

В бане моего детства было не жарко, как в городских банях, а тепло. Я рассматривал мерцающие тени от лампадки на чёрной от сажи стене, иногда подливал воду на едва тёплые кирпичи, которые лениво шипели из последних сил. Тело было молодое, чутко реагировало на тепло, я уставал, как и всякий человек, потому выходил отдохнуть в предбанник. Абсолютно счастливый, плюхался на сено, заботливо накрытое простыней, и смотрел на звёзды: крыша предбаннику не полагалась.

Запах сена, сажи, тепло глиняных стен, сон на охапке сена… Невероятная мягкость тепла. То было волшебство! Всю свою дальнейшую жизнь я хотел повторить ощущение той детской сказки. Тогда не знал, что понадобится пройти столь длинный путь, чтобы вернуться к этим простым вещам.

Я рос, а баня в моей жизни оставалась, хотя все уже, конечно, было по-другому. Со школьными друзьями по воскресеньям много лет ходили в баню — сначала в городскую общественную на Баранова. Потом наступила эпоха саун, тепло в них было жесткое. Жесткое тепло — это характер, воля. Прыгаешь в снег и шипишь: хорошо тебе становится от того, что пытка кончилась…

Не зря говорят: хочешь сделать хорошо — сделай сам. Двадцать лет назад я купил дом в деревне, чтобы там росли мои дети: хотел, чтобы им было там так же хорошо, как и мне в свое время. Они проводили там каждое лето, а осенью-зимой мы всей семьей ездили туда на выходные. И вот там я построил свою первую баню… Поставил сруб, внутри ничем не обшивал, хотелось первозданности. Именно этот двадцатилетний сруб сегодня является для меня учебным пособием. А вот печей поменял пока семь — в поисках того, детского ощущения.

Для нас, сибиряков, баня — это маленький храм, где греясь, потея, мы чистим тело и душу. Один очень уважаемый мною человек поделился со мной мыслью: у каждого человека есть своя антеннка и передатчик, через которые мы общаемся с миром. Если человек, допустим, злоупотребляет, неправильно питается, пренебрегает чистотой тела, то его мало кто слышит — передатчик засоряется. Да и сам он мало кого слышит. А вот когда попарился, почистился — другое дело. Иной раз говорят: «Напарился так, чуть Богу душу не отдал» — это значит, на время дал Богу душу подержать.

Секреты «мягкого камня»

Секрет той самой мягкости тепла.

— У каждого нагревательного элемента есть своя длина волны. У железа она своя, и когда сидишь рядом с железной печкой, лицо горит, а спина холодная. От железа мы получаем жесткое тепло, а от камня мягкое. От дерева тепло ещё мягче — потому что волны другие. В моей бане тепло проходит в тело, но не обжигает. Это достигается благодаря тому, что в печи больше камня, а во внешних стенах — больше дерева. Сегодня все привыкли забегать в баню на пять-семь минут: зашли, ошпарились, убежали. Раньше говорили: «В какой день паришься, тот день не старишься». Сегодня такого выражения нет. Нет правильных печей, вот язык и забрал свои слова. В мягкой парной можно и час, и полтора провести: там хорошо, приятно, а главное, только длительное пребывание полезно для очищения. Еще один момент — это пар, который дают камни. Нужно не перегреть помещение, но нагреть тот камень, на который будешь поддавать пар. Даже при очень маленькой температуре можно паром добиться того, что будет жарко — по желанию. Суть в том, что париться нужно именно паром, а не температурой. Недаром есть выражение «С легким паром!». Легкий пар — только от очень разогретого камня, а из кипящего чайника пар тяжелый.

Мы легко можем представить, как ставят горшочек в русскую печь, и как томится в ней его содержимое. То же самое происходит с нами в парной, когда тепло печи нагревает стены, а стены прогревают нас. Поэтому толщина дерева, из которого сделаны стены, имеет значение. Вроде бы сруб и хорош, но есть и обратная сторона медали: дерево не только излучатель тепла, но и фильтр, а фильтр периодически надо менять. И менять его должно быть удобно и не затратно. В моей бане доски на стене можно как грязную простыню снять и «отдать в стирку» (то есть обстругать) или же купить новые.

Ноу-хау Игоря Ганичева

Готовая баня — хорошо, но как же индивидуальность?

— Я делаю баню под процедуру парения. А если тебе нужна баня для встречи выпускников, она не подойдет. Но ты всегда можешь поменять экстерьер, отделку внутри, печь, мебель. Без изменений остается только размер. Не смущает же нас, что у всех автомобилей колеса круглые, а все столовые тарелки вогнутые — иначе еда с них будет падать? Так и тут. Есть вещи обязательные, есть индивидуальные. Вся баня — как пазл из четырех частей. Основная часть — базовая основа, утепленная коробка с полом, с крышей, с местом для дров, со сливом, она обязательна. Вторая часть — оборудование: печь, водопровод, электрика. Третья часть — отделка. Последняя часть — мебель и текстиль. Последние три части меняй под свой вкус и возможности, но заложенные удобства и надежность уже не испортишь.

Три главных ноу-хау авторской бани.

— Первое: это готовое решение. При этом ты можешь менять экстерьер и интерьер, подстраиваясь под собственный вкус. Второе: убираю головную боль — и в прямом, и в переносном смысле. Баня не должна сгореть, пол не должен гнить, двери не должны заедать, в парной должно вкусно пахнуть — плюс еще куча мелочей, которые могут испортить настроение. И третье: я делаю баню именно для парения — от слова «парить», то есть «летать». Это баня для тихой камерной процедуры парения. Для тех, кто знает в этом толк. Таких людей не так уж много, но знатоки мою баню оценят.

Чем баня-каркас отличается от других технически.

— Для меня прототип каркаса — юрта, та самая, в которой здесь, в Сибири, и жили до нашего появления. Правильно сложенные палочки, на которые должным образом уложены листы шкур, не позволяли воде проникнуть в помещение, а тёплому воздуху выйти наружу. Чем славен наш климат, так это частыми переходами через ноль градусов, поэтому все крепко зажатое, как в тиски, со временем разрушается. Юрта же свободна, «жива» и дышит, палочки спокойно переживут не одно поколение шкур. Вот именно такой простоты я и добивался. Удобство сборки позволяет производить монтаж без сложных инструментов, и не иметь в штате собственных строителей. Их могут заменить, например монтажники окон или, при желании, даже сам клиент — если он любит поработать руками и почувствовать себя творцом. Все очень просто. У меня в этой бане продуман каждый нюанс, потому что ценю не только пар, но и эргономику. На больших площадях ошибки не очень заметны, а маленькие размеры ошибок не прощают, поэтому важен каждый сантиметр. У моей бани удобный размер. Много леса внутри. Очень интересная печка, которая позволяет регулировать температуру, настраивая её под собственные ощущения. Уникальная система слива воды. Если перечислять всё, часа не хватит.

Какое дерево используется в производстве.

— Существуют определенные стереотипы, в которых есть своя логика. Допустим, у липы, осины, ольхи и других лиственных пород нет смолы. Но у меня нет табу и на другие породы, в том числе и хвойные. Во-первых, смола не бежит вечно, во-вторых, не так трудно ее убрать. Тут играет роль вопрос личных пристрастий, внешнего вида, запахов, а также стоимости. Как-то использовал канадский кедр, который пахнет как ничто другое, насыщено, вкусно, но и стоимость его «насыщена»…

Про веник:

— Для меня самый «вкусный» веник — березовый, хотя хорош и из дуба, да и все другие. Важно то, когда веник собран. Лучше всего — после Троицы, 10-11 июня, когда листья появились, а ветка еще не начала расти — иначе молодые наросты в бане будут отлетать и веник начнет колоть. Связанный веник рекомендую хранить в сене, чтобы он был не сухим, а подвяленным, чтобы из него дух не выходил. Сено его будто консервирует… Нужен — достал, окунул в воду и пользуйся. Суть парения веником — нагнетание тепла, как веером, и массаж кожи. Не надо им «вколачивать гвозди» в тело. Когда лист крепкий, он прекрасно массирует.

Про эфирные масла:

— Скажу так: всё приемлемо. Хочется так — делай так. Разве что не стоит лить масло на камень, лучше на стены. Когда масло попадает на камень — это как жир на сковородку, канцероген, а вот когда пар от камня взаимодействует с маслом — тогда ингаляция. Сам я несу в баню сено, разные травы, свежесрезанные ветки разных деревьев, например, черемухи — непередаваемый аромат! Заходишь в баню, а там — запах леса, над которым после недавно прошедшего дождя начало припекать солнце.

Совет по поводу правильного парения:

— Скажу крамольное: в традиционной медицине нет ни одного научного труда о многообразии пользы бани. Но есть то, что точно полезно: например ингаляция, дыхание влажным паром, насыщенный травами, это раз. Второе: когда греешься, от температуры учащаются дыхание,  пульс, ты как будто бежишь кросс, только мышцы при этом не работают. Сама ведь замечала, наверняка: от хорошей бани устаешь. Плюс еще очень много народных легенд. А вот питаться сразу после парения бессмысленно, в организме нет нужных ферментов, поэтому только вред. Можно и нужно пить воду, чай, сок. Никаких иных советов и поучений давать не могу: в бане нужно ориентироваться на себя, на свой организм и свои желания. Баня — редкий пример, когда от удовольствия — польза. Паришься один — польза, отдых. Паришься с другом — общение. А кто сказал, что у доброго общения в теплом месте нет целебной силы?..

0